Приднестровский детектив

1997 год. Село в районном центре республики. Две конкурирующие фермы (не фирмы, а именно фермы – куры, овцы, коровы, молоко и т.п.). Хозяин одной из них находит несовершеннолетнего (15 лет) подростка и предлагает «завалить» конкурента. Подросток соглашается и отправляется к своему товарищу, такому же малолетнему идиоту.

У одного из «киллеров» есть граната, Ф-1, оставшаяся со времен войны 1992 года. Подростки вдвоем приходят к дому жертвы, и ждут за забором, пока кто-то выйдет. На крыльцо выходит человек, хозяин дома, детки бросают гранату. Взрыв – человек падает, пацаны убегают.

Уголовное дело не возбуждается, т.к. дознаватели приходят к выводу, что погибший сам случайно подорвался на гранате, видимо, оставшейся со времен военных действий в Приднестровье.

Малолетние убийцы, убегая, обращают внимание на какую-то старенькую бабушку, которая, по их мнению, могла увидеть их на месте преступления. Позже, подумав, решают убрать и ее.

Детки узнают, что эта старушка – родственница убитого ими человека. После похорон погибшего замечают, что эта бабулька с цветами направляется на кладбище. Детишки прибегают на кладбище чуть раньше, и на могиле своей жертвы, среди венков, на растяжках, укрепляют и маскируют другую гранату. Затем усаживаются в нескольких десятках метрах от могилы и ждут.

К могиле приближается старушка, но… совсем другая! Она случайно проходила мимо могилы и решила поправить венки. Взрыв. Погибла.

Прошло несколько лет. 2002 год. Один из отморозков сидит на зоне за какое-то другое совершенное преступление, где в камере хвастается о том, как когда-то он «замочил» двоих. Информация доходит до оперативников, поднимается старое дело…

На допросе хвастун сдает как друга, так и заказчика – хозяина одной из ферм. Как оказалось, тот заплатил малолеткам за убийство 70 долларов США, и деньги хлопцы прокутили в один день. На допросах вели себя нагло – «ну убили, но так ведь давно это было – отпустите нас скорее».

Я задавал себе вопросы: Откуда берутся отморозки? Кто виноват и что делать?

После телепередачи, которую увидел несколько дней назад, вопросы отпали. На местном телевизионном канале ТСВ идет телепередача, тема которой – нравственные качества современной молодежи. Ну, знаете, такая обычная бестолковая передача, толку от которой, как от этого поста.

Ведущий рассказывает об очередном преступлении: трое молодых людей при попытке украсть корову из сельской фермы убили двоих охранников.

В студии присутствует приглашенный заслуженный школьный учитель – преподаватель с огромным стажем и большим опытом работы с молодежью.

Перед телеаудиторией ставится вопрос: «Считаете ли вы нынешнее поколение молодых людей более циничными, чем раньше?», – за точность формулировки не ручаюсь, но смысл вопроса именно такой. Текст вопроса расположен в нижней части телеэкрана, а зрителям предлагают звонить в студию по определенным номерам телефонов, и участвовать таким образом в голосовании, т.е. отдавать свой голос за один из вариантов ответов – «да» или «нет».

Кроме этого, ведущий предлагает телезрителям выразить свое отношение к проблеме, поставленной в передаче, направляя SMS-сообщения, тексты которых будут тут же транслироваться на телеэкранах у зрителей передачи.

Вопрос задан, проблема поставлена. Учитель в прямом эфире дискутирует с ведущими о новом молодом поколении, которое, наверное, еще не окончательно потеряно. А молодое поколение, которое, наверное, не знает о том, что оно еще не совсем конченое, шлет в прямой эфир SMS-ки, которые тут же транслируются на экранах телевизоров: «Мася, я тебя люблю! Вася.», «Вася, я тебя люблю! Мася.».

Любовь – это прекрасное чувство, да. Но мне почему-то показалось, что молодые люди, которые писали эти SMS-тексты и отсылали их в прямой эфир телепередачи – абсолютно конченые ублюдки. Вот, собственно, и все, что я хотел сказать…

Хотя нет, не все. Надо ведь еще ответить на вопросы.

Итак, откуда эти отморозки? Отморозки – это продукт, который на протяжении уже 20 лет с успехом производит и воспитывает наше государство, которое с радостью вступило в новую демократическую эпоху, и теперь, похоже, не знает, как из этого дерьма (ой, простите, демократии) выбраться.

Что с этим всем делать? Понятия не имею.