Законопроект по срокам давности: обратная сила, мнения, аксиомы, Ералаш и т.д.

Многострадальный законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс ПМР (об отмене сроков давности в отношении лиц, совершивших различного рода убийства, предусмотренные статьей 104 Уголовного кодекса ПМР, а также о придании этому уголовному закону обратной силы) снова не прошёл очередную инстанцию, и был отклонён президентом (Распоряжение Президента ПМР № 555рп). Верховный Совет поработал над законопроектом, однако ничего нового не предложил, проигнорировав очень важные моменты (об этом ниже), и лишь исключив из проекта норму о придании закону обратной силы. Президент также не обратил внимания на эти важные моменты, поставив во главу угла сомнительную норму о придании уголовному закону обратной силы.

Основания для отклонения законопроекта, прилагаемые к Распоряжению Президента № 555рп, иногда вызывают недоумение. Коротко пройдемся по обоснованиям и выводам.

Право на жизнь является основополагающим правом, предусмотренным в международных документах и статье 19 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, гарантирующей каждому человеку право на жизнь и защиту данного права от любых противоправных посягательств.

Необходимо отметить, что такое конституционно-гарантированное право на жизнь получило свою законодательную регламентацию в Конституции, принятой 24 декабря 1995 года на референдуме, результатами которого 82% граждан высказались за принятие Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Для меня оказался большой новостью вывод о том, что Конституция ПМР гарантирует каждому человеку право на жизнь. Наверное, удивился даже Господь (тот, который Бог, Всевышний и Творец). Ведь только он один гарантировал людям право на жизнь вечную – и то только после Страшного Суда, и далеко не каждому человеку (по делам его воздастся).  А в статье 19 Конституции ПМР (о чем, кстати, чуть ниже и написано в обосновании) говорится буквально следующее (цитирую обоснование, которое цитирует Конституцию ПМР):

Точная редакция части первой статьи 19 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гласит: «Каждый имеет право на жизнь. Государство защищает право на жизнь человека от любых противоправных посягательств».

Государство и конституция не гарантируют право на жизнь, но государство защищает право на жизнь от противоправных посягательств. Почувствуйте разницу. Вроде мелочь, а неприятно – официальный документ требует внимательного подхода.

Не совсем понятно, кстати, что обозначает словосочетание  “точная редакция”? Приведена цитата из Конституции ПМР, то есть дословная выдержка из текста основного закона страны. А редакция – это один из вариантов текста. Ну, а что обозначает фраза “точная редакция”, применённая в отношение Конституции ПМР – для меня большая загадка. Но соглашусь – фраза красивая.

Перейдем к “базовым принципам:

Защита нарушенного права на жизнь и определенная необходимость для государственных органов реализовать базовый принцип неотвратимости наказания как инструмента частичного восстановления нарушенного права является определяющим.

Почему принцип неотвратимости наказания – базовый? Прилагательное “базовый” означает определяющий, главный, основной, и т.д. И мне интересно, где, кто, когда и почему придал принципу неотвратимости наказания, отсутствующему в уголовном законодательстве Приднестровской Молдавской Республики, статус основополагающего?

И, далее, еще одна цитата:

Неотвратимость наступления ответственности проявляется как в целом, в принципах уголовного права, так и, в частности, в нормах, закрепляющих нераспространение сроков давности по уголовному преследованию по ряду составов преступлений.

Речь теперь идёт о принципе неотвратимости наступления ответственности. В науке уголовного права (в теории) ученые мужи много спорят по поводу принципов неотвратимости ответственности и неотвратимости наказания, но строго разделяют эти два понятия – ответственность и наказание. И правильно разделяют – это разные вещи. Доказательств приводить не буду, юристы меня поймут, а те, кто захочет проверить – погуглят.  Но речь не об этом.

Речь о том, что в нормах уголовного законодательства ПМР, как я уже указал выше, не содержатся принципы неотвратимости наказания и неотвратимости наступления ответственности. В Уголовном кодексе ПМР перечислены следующие основополагающие (базовые, ага) принципы уголовной ответственности: принцип законности, принцип равенства граждан перед законом, принцип вины, принцип справедливости, принцип гуманизма. И всё, других принципов в уголовном законодательстве ПМР нет. Можете проверить – прочтите главу 1 УК ПМР.

Теперь о важных моментах. Еще несколько цитат из обоснования:

В случае принятия депутатами решения о непридании обратной силы нормам, отменяющим срок давности в отношении таких преступлений, как убийство, совершенных в 90-е годы, возникает закономерный вопрос: как гарантировано право на жизнь граждан Приднестровской Молдавской Республики и как государство сможет исполнить свою обязанность защищать право на жизнь человека от любых противоправных посягательств в случае применения к убийствам сроков давности согласно принятому решению Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики?

Жизнь человека, отнятая, например, умышленным причинением смерти в начале 90-х годов, не менее ценна, чем жизнь людей, живущих в настоящее время, и через десятки лет она не становится менее ценной.

Как гарант соблюдения прав и свобод человека, для целей защиты основополагающего права человека – права на жизнь, Президент настаивает на неприменении сроков давности в отношении лиц, совершивших убийство, начиная с 1993 года.

Первый момент. Почему ценность имеет только человеческая жизнь, отнятая в 90-е и последующие годы (начиная с 1993 года)? Убийства, совершенные ранее, “не считаются” таковыми? Жизнь человека, убитого в 1992 году, менее ценна, чем жизнь, отнятая на год позже? Я совершенно не понимаю логики авторов обоснования. Вероятно, логика женская.

Второй момент, который, кстати, обсуждался на одном из заседаний скончавшегося в неоправдавшихся надеждах Экспертного клуба: почему в законопроекте поставлен вопрос об отмене сроков давности только в отношении лиц, совершивших убийства, предусмотренные одной единственной статьей УК ПМР, а именно статьей 104?

Авторы законопроекта (и те, и другие), очень долго и очень красиво рассуждая об основных правах человека, «самым важным из которых является право на жизнь», упорно игнорируют  то обстоятельство, что в Уголовном кодексе ПМР, кроме статьи 104, есть и другие статьи, предусматривающие ответственность за нарушение права человека на жизнь: 123-1, 273, 291, 314 и т.д.  И этими другими статьями, о которых «забыли», предусмотрена ответственность за опасные особо тяжкие преступления, одним из объектов которых является жизнь человека. Еще раз обращу ваше внимание – преступления более опасные, чем “простое” убийство, наказание за которое предусмотрено статье 104 УК.

Почему внимание авторов законодательной инициативы привлекла одна единственная статья Уголовного кодекса ПМР? Бытовое убийство в пьяной драке (статья 104 УК ПМР) – более тяжкое преступление, чем, например, убийство сотрудников правоохранительных органов, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц (статья 314 УК ПМР)? Возможно, сравнение некорректно, ведь и в том и в другом случае объектом преступление является человеческая жизнь, степень «важности» которой невозможно оценить. Но во всех указанных выше случаях происходят особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь человека, и, очевидно, срок давности не должен применяться к лицам, совершившим все эти преступления.

Почему из законодательной инициативы исчезла озабоченность по поводу других тяжких преступлений, в том числе изнасилование малолетних, повлекших их смерть? Изнасилованные мёртвые дети уже не вызывают интереса у авторов законопроекта?

Кстати, в Госдуму Российской Федерации на днях был внесен аналогичный законопроект об отмене сроков давности, и он затрагивает абсолютно все особо тяжкие преступления, а не одно простое убийство. О том что, в российском законопроекте нет ни слова о возможности придания уголовному закону обратной силы, я уже рассказывал.

Очередная цитата:

В ходе проведения в 2011 году выборов Президента Приднестровской Молдавской Республики, кандидату в Президенты Приднестровской Молдавской Республики Шевчуку Е.В. избирателями был заявлен наказ – защитить нарушенное право на жизнь, содействовать привлечению преступников к ответственности.

Кто-нибудь сможет объяснить, как можно защитить уже нарушенное право на жизнь? Я догадываюсь – с помощью божественного вмешательства. Других способов, увы, не вижу.

Продолжим. В тексте обоснования очень часто заостряется внимание на том, что написанное – не просто слова, а мнение Президента. Несколько примеров:

… избирательность ответственности в вопросах права на жизнь – это, по мнению Президента, несправедливо как по отношению к убитым и их родственникам, так и по отношению к обществу и государству в целом…

Президент выражает мнение, что непринятие справедливого конституционного решения рядом депутатов Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики может поставить некоторых из Вас в положение явного или латентного (скрытого) соучастия в нарушении принципа справедливости и неотвратимости наказания…

Высказывание «таких сомнений», практически ничем не обоснованных или основанных на единичных ошибках, что, увы, происходит во всех странах мира, является, по мнению Президента Приднестровской Молдавской Республики, не чем иным, как попыткой дискредитации всех правоохранительных и судебных органов и попыткой содействия к созданию условий по фактической «амнистии» убийц. В таких вопросах ответственные лица в органах власти, по мнению Президента, должны руководствоваться не только мнением и слабо подкрепленной аргументацией, а знаниями как правовой системы, так и иных реальных аргументов.

А далее делается совершенно справедливый вывод:

Напомню: мнение и знание Конституции, реальной ситуации, механизмов привлечения к ответственности далеко не всегда одно и то же.

Соглашусь. Мнение (чьё бы оно ни было) и знание Конституции и действующих законов – далеко не всегда одно и то же. А посыл “ответственные лица, по мнению Президента, должны руководствоваться не только мнением”, конечно, великолепен.

На этом, пожалуй, стоит закончить. Очевидно, что в тексте обоснования к Распоряжению Президента об отклонении законопроекта очень много красивых слов, фраз и мнений, но очень мало логики. Жаль.

Напоследок еще одна цитата:

Референдум, являясь высшей формой непосредственного выражения воли народа, определил в том числе, что положения вышеуказанных статей 16 и 19 действующей Конституции Приднестровской Молдавской Республики, гарантирующих каждому право на жизнь, являются аксиомой

Всем доброго утра! И хороших выходных!