Свирепый дедушка Вани Цуркана

Ivan Ţurcan вспоминает детство:

Все мое детство меня преследовал образ руки без двух пальцев. Это была рука моего деда, Ион, который, когда узнал что обязан поехать на фронт, поставил руку на пенек, взял топорик и отрубил себе пальцы. Должен был прокормить 13 детей, а они, коммунисты, которые были у власти, хотели послать его “стрелять в людей.” Он решил пожертвовать рукой, но быть рядом с семьей, чем быть изувеченным другими и дети умерили с голоду. Остался дома. Кажется что государство нуждалось в убийцах с целой рукой. Свирепым был мой дедушка Ион. Советская армия потеряла жесткого солдата.

Мои соболезнования по случаю 9 мая, человечество!

Давайте не будем смеяться над Ваней и, тем более, над его свирепым дедушкой. Я допускаю, что описанное в рассказе Ивана могло происходить в действительности. Время было другое, и, вероятно, не все были готовы защищать отечество и воевать с фашистами. Тем более многим жителям Молдавии довольно сложно было определиться с понятиями “Родина”, “отечество”, “дом”.

Я о другом хотел сказать. Ваня Цуркан, цитату из блога которого я привел, живет на правом берегу Днестра. Он родился в 1992 году, и является типичным представителем молодого поколения жителей Республики Молдова, которые в течение последних двадцати лет воспитывались на принципах, совершенно отличных от принципов, на которых училась жизни молодежь Приднестровье. Для большинства нашей молодежи День Победы, как и для их родителей и дедов – священный праздник; для большинства молодых людей, живущих в Молдове – это уже не праздник, а, наоборот, напоминание о том, что они проиграли. Что поделать, за эти годы очень многое изменилось, и отношение ко многим вещам у нас и у них совершенно разное – точнее, совершенно противоположное.

И, когда говорят о какой-то возможности объединения Молдовы и Приднестровья, я не пониманию, как это возможно. И к чему это приведет? Мы – уже совершенно разные. В случае образования единого государства как мы будем жить вместе, с этими разными принципами и подходами, с противоположными мнениями, с таким непохожим отношением к истории да и к современности тоже? Во что выльется такое объединение? Как будет контактировать между собой молодежь, не имеющая между собой не единой точки соприкосновения? На каком языке они будут общаться? Это даже буквально – на каком языке? – ведь не секрет, что большинство наших молодых людей людей не говорят на молдавском, а очень многие молодые люди из современной Молдовы не знают русского (а зачем он им?).

Идея об объединении, на мой взгляд – бред. Ни к чему хорошему это не приведет, и, в итоге, выльется в очередную гражданскую войну. Для большинства нынешней молдавской молодежи, выросшей на культивируемых последние пару десятков лет в молдавском обществе идеях мы – враги. И такое положение вещей не изменить простым политическим решением или подписанием некоего договора. Точка невозврата давно преодолена. В Молдове закончились Ионы Солтысы, там растут иваны цурканы.