С чего начиналось Приднестровье

В августе 1989 года был напечатан проект “Закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР”. Молдавский язык объявлялся государственным, на его изучение давалось пять лет, но вскоре “коренной молдавский” в Кишиневе стали называть “коренным румынским”.

Большинство русскоязычных специалистов были уволены. На троллейбусах – плакаты “Мы даем вам пять лет не для того, чтобы вы выучили язык, а для того, чтобы вы убрались отсюда”. На здании Верховного Совета надпись метровыми русскими буквами: “Русских – за Днестр! Евреев – в Днестр”. В Тирасполе начались забастовки.

Почти 90% процентов молдаван Приднестровья проголосовали на референдуме за свою независимость от Молдовы. Почему? Потому что помнили, что вытворяли на этой земле румыны во время оккупации.

В 1992 году Народный Фронт Молдовы потребовал объявить, что Молдавия находится в состоянии войны с Россией. Подобные заявления озвучил и президент Мирча Снегур.

Молдавская поэтесса Леонида Лари, заявив, что возрождение нации дороже собственных детей, развелась со своим русским мужем, бросила детей, и решила выйти замуж за памятник Стефану Великому (Штефан чел Маре). Священник Бубуруз (по совместительству депутат Верховного Совета СССР) постучал обручальным кольцом по постаменту и объявил “молодых” мужем и женой. Оркестр исполнил свадебную мелодию.

Поэтесса Лари тоже была народным депутатом СССР. Слова из ее предвыборной программы: “Пусть у меня будут руки по локоть в крови, но я вышвырну оккупантов, пришельцев и манкуртов за Днестр, и вы – румыны, получите их дома, их квартиры вместе с мебелью”.

Давайте не будем забывать того, что было.